Лукерья Ильяшенко: «Я могу позволить себе сниматься в постельных сценах»

Актриса — об основном инстинкте, детях и балетном прошлом

Имя Лукерьи Ильяшенко впервые прозвучало на всю страну в 2014 году с выходом сериала «Сладкая жизнь». Сейчас Луша, как называют ее близкие, уже одна из самых перспективных и востребованных актрис. WomanHit.ru встретился с артисткой и расспросил о том, что происходит в ее жизни.

— Лукерья, недавно состоялась премьера вашего фильма «Танцы насмерть», по ТВ прошел сериал «Налет», где у вас также одна из главных ролей. Скажите, вы чувствуете себя звездой?

— Честно говоря, нет. Когда после сериала «Сладкая жизнь» меня стали узнавать на улице, просить сфотографироваться, брать автографы, у меня было такое ощущение. Но сейчас этого нет. Я понимаю, что повышается планка, что следующие проекты должны быть все лучше и лучше, и меня это скорее приводит в состояние собранности и боевой готовности.

— Все ваши героини очень не похожи друг на друга. Кто из них вам ближе всего?

— Мне кажется, я по темпераменту больше всего похожа на Оксану из сериала «Налет». У меня еще фактура такая, что все, когда меня видят, считают, будто я злая, суровая тетка. Но на самом деле это просто физиогномически так сложилось, что у меня суровый вид. Так что легче, органичнее было играть Оксану, нежели Леру из «Сладкой жизни». Чего стоили ее костюмы, которые я каждый раз надевала и думала: «Господи, какой кошмар! Как тяжело в этом ходить: короткие юбки, высокие каблуки, бюстгальтеры с пуш-апом».

Роль московской красотки Леры в сериале «Сладкая жизнь» сделала Лукерью Ильяшенко знаменитойФото: материалы пресс-служб

— А в жизни вы не носите юбки, каблуки?

— Если лето, жарко, я на отдыхе, то, конечно, надену короткий сарафан. А так я особо не ношу нарочито сексуальную одежду. И даже на какие-то выходы стараюсь, чтобы она была поскромнее.

— При этом в «Сладкой жизни» у вас были сцены обнажения. Вы и сейчас можете позволить себе сниматься в постельных сценах?

— Да, могу! И ничего в этом плохого не вижу. Мы — странное пуританское общество. На примере кинематографа могу сказать, что в любой «стрелялке», в любом фильме ужасов зрителю интереснее всего человеческие взаимоотношения. А секс напрямую с ними связан. Это основной инстинкт, это все, что заставляет мир существовать. А у нас в стране такое ощущение, что его нет, и все. По сути дела, сколько существует супружеских пар, которые держатся исключительно за счет этой «химии», которая между ними происходит. Вспомните фильм «Убей меня нежно» — там как раз про это. Про то, что люди друг другу не подходят, про то, что есть миллион факторов, которые против их отношений, но между ними есть эта пресловутая вещь, которая называется «химией». И во всем мире принято такое показывать, там нормально на это реагируют. А у нас оголил грудь в кадре, и все — разврат, пошлость. Так и хочется сказать: «Ребят, вы так были сделаны!» Поэтому если это драматургически оправданно, если это история про отношения мужчины и женщины, то постельные сцены совершенно нормальны. У меня недавно был опыт съемки в короткометражной картине. Она «про это». И там есть сцена, где моя героиня рукой доставляет удовольствие мужчине. Она не для того, чтобы показать порнографию. Там даже не показано это крупным планом, а сделано на одном плане, на лицах. Но эта сцена показывает всю патологичность их отношений. Когда люди ненавидят друг друга, но в то же время их тянет друг к другу так сильно, что эта сила их союза разрушительна для всего, что их окружает. И вот без такой сцены вы никогда в жизни до этого не допрете, ни одним диалогом этого не покажете.

В сериале «Налет» Лукерья Ильяшенко снялась с такими актерами, как Владимир Машков, Денис Шведов, Андрей Смоляков и Александр Паль (на фото)Фото: материалы пресс-служб

— На ваших личных отношениях это не отражается?

— Если человек связывается с актрисой, если он принимает ее как отдельно взятую личность, если он не хочет, чтобы она стала просто придатком мужчины, сидела дома и варила борщи (а для меня это не вариант), то он должен принимать эти вещи. Если он не принимает, значит, он идет своей дорогой, я иду своей. Я искренне считаю, что мужчина и женщина должны друг друга дополнять и подталкивать к каким-то свершениям. А в моем случае карьера для меня очень важна. Для меня это момент самореализации, момент обретения социального статуса. И я не буду врать, что мне это не важно. И если человек не разделяет каких-то моих устремлений, значит, нам не по пути.

— То есть на данном жизненном этапе о семье, детях вы даже не задумываетесь?

— На детей нужно очень много денег. Да и ребенок — это испытание для любой семьи. А если вы еще и впроголодь живете…

— Но вы же не исключаете рождения детей?

— Нет, конечно. Я очень хочу детей. Но сейчас я встану на ноги, заработаю, наберусь ума…

— Ваш путь к кинематографу был отчасти тернист: вы танцевали в мюзик-лах, пели в поп-группе. Что больше всего закалило ваш характер и позволило добиться того, чего вы хотели? Или вы от природы пробивная?

— Я не пробивная! Я не тот артист, который будет кричать: «Я могу! Я хочу! Возьмите меня!» Я очень ненавязчивый человек. Существует стереотип: артист сам себя должен двигать, но я по-другому воспитана. В балетном училище нам всегда говорили: «Не нужно лезть вперед. Стой в задней линии и делай максимум из того, что ты можешь. И если ты действительно хорош, если ты действительно достоин, то тебя позовут. Не надо высовываться». И отчасти мне такое отношение мешает, потому что артист должен быть в каждой бочке затычкой. Но я не верю, что можно получить какие-то роли, статус через тусовку, через знакомство, через общение с правильными людьми. У меня никогда такого не было.

По словам Лукерьи, перед съемками в фильме «Танцы насмерть» ей пришлось много заниматься. Девушке, закончившей балетную школу, современная хореография давалась с трудомФото: материалы пресс-служб

— Ваше балетное прошлое помогает вам в уходе за собой? Я знаю, вы по-прежнему можете демонстрировать великолепный шпагат…

— Если человек с четырех лет делает шпагат, вряд ли он куда-то денется. Это уже просто сам по себе человек такой формы и эластичности — и особых усилий прикладывать не нужно. Но меня вообще умиляет эта повальная мода: «Студия растяжки. Мы посадим вас на шпагат». А зачем садиться на шпагат, когда тебе 30 лет и тебе растянут к чертовой матери все связки? Да и откровенно говоря, ничего полезного в том, чтобы сидеть на шпагате, нет. Но если найти правильного педагога, который не потянет мышцы, не сделает так, что вы приобретете травму, а очень грамотно будет работать с вашим телом, то балет — несомненно, лучшая нагрузка для женского организма. Потому что балет формирует мышцы в тех пропорциях, в которых нужно. Сейчас часто девочки ходят в качалку, где какой-то непонятный бодибилдер, с непонятным образованием, не понимающий, как что работает, их нагружает. И мы видим не стройную девушку с подчеркнутыми икрами и упругими животом и попой, а перекачанного бочонка.

— А вы сами чем занимаетесь?

— Я занимаюсь боди-балетом. Не могу сказать, что делаю это каждый день, но я стараюсь. Это не только полезно, но и приятно. Потому что после любой нагрузки столько эндорфинов в кровь выбрасывается, что чувствуешь себя замечательно. Недаром говорят: «Если у вас депрессия, идите в тренажерный зал». Это правда помогает.

— Вы можете позволить себе вредную еду? Или учеба в балетной школе приучила вас к ограничениям?

— Ну прекратите! Конечно, могу. У меня любимое блюдо — быстрая лапша с курицей. Я когда вижу эту лапшу в магазине, истекаю слюной и думаю, как же хочется сожрать ее с майонезом! Я стараюсь, конечно, держать себя в форме. Но недавно, например, была в Грузии. Ну что я, сумасшедшая — не есть их хачапури? Или шашлык? Или чурчхелу? За границей я, конечно, ем местную кухню. А потом приезжаю и беру себя в руки, исключаю мучное, сладкое. Но чтобы сидеть на диете, нужен довольно размеренный образ жизни, а при моих разъездах часто диета идет лесом.

Лукерья Ильяшенко не видит ничего плохого в откровенных сценахФото: материалы пресс-служб

— Лукерья, а вы же еще и диджей.

— Ну, такой, декоративный. (Смеется.)

— А зачем вам это? Не хватает областей для самореализации?

— Это сугубо коммерческая история. В какой-то момент на волне моей популярности после сериала «Сладкая жизнь» у меня спросили: «Не хотите поехать в Краснодар сыграть диджей-сет за большие деньги?» И я, не стану это скрывать, будучи человеком меркантильным и преследующим комфортное существование на этой бренной земле, сказала: «Да, конечно, давайте». Быстренько освоила эту незамысловатую программу и периодически езжу, зарабатываю деньги. При этом есть музыка, которую мне нравится играть. И изредка у меня бывают сеты в небольших московских клубах. Но в основном народ эту музыку не понимает, а жаль. Могло бы быть еще интереснее.

— Вы можете назвать себя финансово обеспеченным человеком?

— Нет, не могу. У меня действительно большие запросы. Я искренне считаю, что женщина должна уметь себя содержать на том уровне жизни, на котором ей хочется. А любая женщина хочет жить на очень хорошем уровне. Я не феминистка. Но когда мне было десять лет, у меня умер отец. И я видела, как маме было тяжело. Всегда нужно держать в уме, что в любой момент может случиться все что угодно. И всегда, несомненно, нужно полагаться только на себя. Какой бы сильный мужчина рядом с тобой ни был.

интервью, лукерья ильяшенко

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.