Любовь Аксенова: «Флиртую я исключительно с мужем»

Aктрисa нe бoится съeмoк в эрoтичeскиx сцeнax, нo прeдупрeждaeт, чтo ee тeлo принaдлeжит тoлькo eй и ee супругу

«Крaсoтa спaсeт мир», — утвeрждaл клaссик и, пoxoжe, был прaв. Мoлoдaя aктрисa Любoвь Aксeнoвa увeрeннo зaвoeвывaeт сeрдцa и рeжиссeрoв, и кинoкритикoв, и зритeлeй. Oнa ужe oбрaтилa нa сeбя внимaниe в тaкиx кaртинax, кaк «Рaсскaзы», «Рoдинa», «Любит нe любит», a впeрeди нoвaя прeмьeрa — фильм «Нoчныe стрaжи», гдe нaшa гeрoиня игрaeт фaнтaстичeски прeкрaсную вaмпиршу. Приглaсив Любу для фoтoсeссии и пoзнaкoмившись пoближe, мы пoняли, чтo сeкрeт ee oбaяния нe тoлькo привлeкaтeльнaя внeшнoсть, нo любoвь и oткрытoсть миру.

— Любa, пoчeму-тo пoслe нaшeй фoтoсeссии вoзник вoпрoс: с кaким врeмeнeм гoдa вы сeбя aссoциируeтe?

— С вeснoй или oсeнью — чeм-тo прexoдящим. Мнe интeрeсeн нe кoнeчный рeзультaт, a измeнeния, прoцeсс пeрexoдa из oднoгo сoстoяния в другoe.

— Нaвeрнoe, пoэтoму вы и выбрaли aктeрскую прoфeссию? Здeсь мoжнo скoлькo угoднo мeняться.

— Дa, бeзуслoвнo. Причeм я увeрeнa, чтo пeрeмeны всeгдa к лучшeму. И в кaждoм нoвoм oбрaзe ты испытывaeшь кaкиe-тo нoвыe oщущeния, эмoции.

— Никтo из вaшиx рoдныx нe был связaн с кинeмaтoгрaфoм, с искусствoм. Вы были тaк увeрeны, чтo у вaс этo пoлучится?

— Мнoгиe мнe гoвoрили, чтo этo oчeнь слoжнo — бeз связeй пoступить в тeaтрaльный вуз. И, рaзумeeтся, кaк всeгдa пeрeд чeм-тo нeизвeдaнным, у мeня былo вoлнeниe, нeврoз. Нo всe oкaзaлoсь нeoжидaннo лeгкo. Пришлa нa прoслушивaниe, пoнрaвилaсь. Члeны приeмнoй кoмиссии oкaзaлись милыми, приятными людьми. Пoтoм экзaмeны. Поступила с первого раза. (Аксенова окончила ГИТИС, мастерская Алексея Шейнина. — Прим. авт.) Но, наверное, все дело в том, что я не зацикливалась на этом. Понимала, что если не как актриса, то как-то по-другому смогу себя проявить. Например, я могла бы пойти учиться на юриста. Передо мной стояла вся бесконечность выбора профессии.

— Вы ко всему так легко относитесь?

— Не думаю. Это сейчас у меня хорошее настроение, и кажется, что в мире очень мало вещей, по поводу которых стоит расстраиваться. А потом попадется какая-нибудь драматическая роль, и все представляется в мрачном свете. Кажется, что кругом драма.

Фото: Алина Голубь; ассистент фотографа: Ксения Андрианова

— После того как вы стали осваивать профессию на практике, представления о ней изменились?

— Безусловно. Я не из артистической семьи, у нас в квартире не собирались актеры, деятели искусства. Я не росла в атмосфере богемы, и у меня были смутные представления об этой профессии. Я видела картинку на экране, но ничего не знала про этот мир. Когда я пришла, это было что-то неизведанное, но удивительное и прекрасное. Мне было интересно попасть внутрь процесса. То есть раньше я как бы видела обложку книги, но ее не читала. А теперь я внутри и вижу, как все происходит, как выстраивается роль, как взаимодействуют люди на съемочной площадке. И я не знала, что кино — это настолько многогранный мир.

— А были легенды кинематографа, с которыми вы хотели встретиться?

— Хотя бы с Петром Бусловым — это была судьбоносная встреча. И с Нигиной Сайфуллаевой. С картиной «Шиповник», которую она сняла, мы поехали на «Кинотавр». Именно там я познакомилась с Михаилом Сегалом и Петром Бусловым. Потом он пригласил меня в свой проект «Родина». Но если вы имеете в виду какой-то трепет перед встречей с кумиром… Нет, такого не было. Я с огромным уважением отношусь ко многим нашим актерам, профессионалам своего дела. Вот, например, Константин Крюков — замечательный актер. А потом познакомилась с ним в жизни — он оказался абсолютно другим, еще интереснее. (Смеется.) В детстве мне нравилась Наталья Орейро. Вот если бы я встретила ее тогда, лет пятнадцать назад, наверное, трепетала бы от счастья. (Смеется.) Немного опоздала она со своим визитом в Москву!

— Заканчивается проект. Вы легко расстаетесь с людьми или с кем-то остаются дружеские связи?

— Да, конечно, расставаться всегда немного жаль. Я очень тепло отношусь ко всем людям, которые работают на съемочной площадке. Мы вместе творим, создаем что-то, с этим связаны какие-то эмоции, и, конечно, остаются приятные воспоминания. Очень здорово потом встретиться снова, уже на другом проекте. Кстати, я люблю ходить на премьеры — там тоже можно увидеть хороших знакомых, с которыми интересно поговорить, обсудить новости.

— Вы компанейский человек?

— По-разному. Конечно, бывают периоды, когда хочется в квартире запереться и не отвечать на звонки. Но вообще, думаю, да. Я люблю людей. Мне нравится общаться, слушать чужие истории. Поэтому, может, я сама не так хорошо даю интервью. (Смеется.)

Платье, MD MAKHMUDOV DJEMAL; кольцо и браслет, все – Michael KorsФото: Алина Голубь; ассистент фотографа: Ксения Андрианова

— Как по-вашему, какими качествами надо обладать молодому актеру, чтобы добиться успеха?

— Ух, было б здорово, если бы я знала ответ на этот вопрос. Значит, так. На растущей луне идете в лес и там, под сосной, закапываете свой волос. (Хохочет.) Нет. Для меня самой это загадка. Я так много встречаю талантливых творческих ребят — почему одним удается пробиться, а другим нет? Мне кажется, самое главное — это делать то, что тебе нравится. Хотя еще вопрос, что называть успехом…

— Что для вас успех?

— Наверное, это какое-то внутреннее ощущение, что я все сделала хорошо. Меня пока не так часто узнают на улице. Наверное, я хорошая актриса и очень убедительно создаю образ. (Смеется.) Но если хотя бы несколько человек подойдут и скажут, что почувствовали тот посыл, который я хотела передать своей работой, это невероятно здорово. Так, после «Родины» один человек сказал, что хочет встретиться со своей дочерью, с которой не общался три года.

— У вас впереди премьера фильма «Ночные стражи». Что вас зацепило в этой истории и о чем она для вас?

— Во-первых, это кино про вампиров. Это же просто мечта — сыграть в таком фильме, причем существо из потустороннего мира! Для меня эта история в первую очередь про любовь. Про то, что она спасет мир. Все рушится вокруг, но вдвоем Он и Она преодолеют все испытания. С ее помощью герой Вани Янковского вступает в схватку с темными силами и побеждает. Так что еще это фильм про веру в себя, что важно.

— Кстати, когда я тот же вопрос задала Ивану Янковскому, он сказал, что это фильм про поиск себя. Живет человек, и есть у него ощущение, что не тем он в жизни занимается, не на своем месте. А потом появляется кто-то или что-то, что дает ему импульс.

— Я смотрю со стороны своей героини. Она верит до последнего, что этот мужчина — тот самый, который может спасти мир. И пусть главный герой поначалу не уверен в себе, но именно она убеждает его в том, что он избранный. Так что все правильно. Для Вани это кино про поиск себя. А для меня — про то, что надо поверить в свои силы и поступить именно так, как чувствуешь. Потому что часто нас останавливают какие-то сомнения, мы находим кучу отговорок, в конце концов нам просто страшно.

— Наверное, это женская миссия — вдохновлять мужчину на подвиги?

— Я бы не делала разделения. И мужчина может вдохновить. Меня, например, муж вдохновляет, сам того не подозревая. (Смеется.)

— Люба, как вы считаете, вы сильная натура?

— А что Ваня про меня сказал? Что он думает на мой счет? (Смеется.) Сложно себя со стороны оценить. Но, наверное, да. Ведь у нас профессия такая, что многое нужно преодолевать, открывать какие-то новые грани себя, выходить из зоны комфорта. Всегда есть события, которые затаскивают тебя на диван: ляг, полежи, поплачь.

— Приходилось ли вам идти на компромиссы с собственными принципами?

— Каждый человек сталкивается с подобными вещами, когда его вынуждают сделать что-то против воли. Но я даже не вспомню, когда мне пришлось чем-то жертвовать. Я стараюсь общаться с людьми, которые идут мне навстречу и дают возможность быть собой.

Топ и юбка, все – Lilas by Ekaterina Kormich; ободок, Alis BO & Kira Fiori Flower; серьги, Lux Brand Фото: Алина Голубь; ассистент фотографа: Ксения Андрианова

— Неужели и споров с режиссером не бывает?

— Взаимоотношения режиссера и актрисы — это вообще другой мир. Здесь надо абстрагироваться от всего, забыть, кто мужчина, кто женщина. Вы создаете что-то новое, а это всегда разные мнения, объяснения, доказательства. Именно так и получается хорошее кино. Я как раз люблю диалог, когда люди общаются и приходят к компромиссу.

— Были у вас сложные в этом плане картины?

— Я славлюсь тем, что я хороший работник: не иду на конфликт, ни с кем не ссорюсь. Если мне кажется, что надо сыграть роль как-то по-другому, иначе, чем видит режиссер, привожу аргументы. Хочешь, чтобы тебя поняли, учись хорошо объяснять.

— В одном из ваших ранних интервью я читала, что вы даже плакали перед съемкой первой эротической сцены.

— Я такого не помню. Были очень сильные переживания после выхода на экран «Рассказов». Когда я увидела смонтированный фильм, то поняла, что не смогла донести свое послание зрителю. Для меня моя героиня существовала в несколько ином контексте. По моему мнению, ей дороги были эти отношения. И она пыталась как-то развиваться, учиться, чтобы соответствовать интеллектуальному уровню любимого, поэтому внутренне я ее оправдывала. А в итоге на экране получился совсем другой образ. Герой Константина Юшкевича не понял искренности ее чувств. «О чем с тобой трахаться» — эта его фраза затмила все. А по поводу эротических сцен я не испытывала каких-то негативных эмоций. Моя профессия это предполагает. Все равно мое тело принадлежит только мне и моему мужу.

— Для каждого образа вы придумываете какие-то интересные фишки. Во время «Рассказов» в образе своей героини разгуливали по Арбату, на «Родине» вели дневник от лица Евы. А в «Ночных стражах» что-то подобное было?

— Да… я ела сырое мясо, не спала ночами. (Смеется.) Про мясо шутка, но я действительно гуляла одна по Москве, впитывала ночную жизнь. Ходила по каким-то клубам, злачным местам. Город открывался совсем с другой стороны. Бывает, смотришь на некоторых фрикообразных персонажей и думаешь, что он точно мог бы клыки выпустить. Интересен такой режим, когда днем спишь, а ночью бодрствуешь. На самом деле я благодарна режиссеру Эмилису Веливису, который создал совершенно новую вселенную, в которой мы все взаимодействовали. Мне кажется, он сам немного в это играл. Надеюсь, он получил в кадре то, что ему хотелось увидеть. Мы очень старались.

— Насколько я знаю, в этой картине потрясающие экшн-съемки. Вам приходилось выполнять какие-то трюки?

— Да, по сюжету моя героиня ходит с кортиком. И поскольку у меня до этого не было подобного опыта, я решила заняться единоборствами. Порекомендовали хорошего педагога, и я, хрупкая девушка, влилась в абсолютно мужскую компанию, где ребята оттачивали свое мастерство. Мне, кстати, нравились уроки, и они очень пригодились на съемках. Когда мне в руку дали нож, я хотя бы знала, как его держать. (Смеется.) Были очень забавные моменты с подвешиваниями через трос. В одной из сцен мою героиню держат за шею и поднимают вверх. Я висела на этом тросе и не могла дальше, чем на метр, отойти от стены. Если мне надо было с кем-то поговорить, махала руками, привлекая внимание. До режиссера пыталась докричаться через кучу людей, которые ходили на съемочной площадке. Были интересные, но сложные сцены, которые мы снимали, надев специальные линзы с эффектом красных глаз. Через них вообще ничего не видно, особенно в темных подвальных помещениях. А нам приходилось драться! Это очень интересный эксперимент, спасибо постановщикам драк и дублерам, которые подхватывали мои движения. Было очень много полетов, прыжков в воздухе, недаром изначально фильм назывался «Крылья». Это прямо-таки балет, я стала куда более пластичной.

— Теперь можете постоять за себя на темной улице.

— Да, теперь я сворачиваю обидчикам шеи. (Смеется.) Нет. Я все-таки хрупкая девушка, и благо за меня есть кому постоять. Но на прикладное карате и тайский бокс я еще с удовольствием похожу.

— Появилось ли у вас после этой картины ощущение, что не все так просто в жизни, есть тайные силы и движения, о которых мы можем не знать? Сталкивались ли вы с мистикой?

— Нет, но меня всегда привлекала мистическая жуть. Всякие «Вечера на хуторе близ Диканьки». Сказки — это же так интересно! Всех привлекает загадка. А у вас что-то подобное было в жизни?

— Могу только сказать, что у меня очень хорошо развита интуиция.

— Вот… а откуда берется это ощущение, как надо поступать? Это внутреннее или мы откуда-то получаем информацию? Очень любопытно. Но вот таких сюжетов, чтобы какая-то гадалка предсказала мне будущее и это сбылось, не было.

— Может, у вас есть талисманы, счастливые числа?

— Боюсь, что снова вас разочарую. Наверное, самое время ими обзавестись. Вот посмотрите, мне подарили симпатичный значок. Его зовут Рик, это персонаж из мультика «Рик и Морти». Я только что решила, что он будет моим талисманом. Уверена, он принесет мне удачу.

— Скажите, Люба, как вы решились обрезать свои шикарные длинные волосы?

— Мы это сделали как раз для фильма «Ночные стражи». Это было четко продуманное решение мое и режиссера. Было множество вариантов, как должна выглядеть моя героиня. Спасибо художнице по гриму, которая освоила искусство фотошопа и помогла нам представить будущий образ. Мы много экспериментировали с париками. И потом пришли вот к такой асимметричной прическе. Я поехала в салон красоты и безжалостно остригла свою косу.

— Прямо без тени сомнения?

— Да. Наоборот, я была очень рада, что наконец-то это сделала! Я благодарна Эмилису, который помог мне так кардинально сменить имидж и увидеть себя в новом свете. Потому что обрезать длинные волосы — это целый шаг. Решение. А теперь я стала более мобильна. Могу другую прическу сделать, могу перекраситься в рыжий цвет. Меняться — это же такздорово!

— Но магия длинных женских волос все-таки ни с чем не сравнима…

— Одна моя знакомая сказала так про девушку с прекрасными длинными, густыми волосами: «Вот она сидит и молчит. Я понимаю, что если бы у меня были такие же волосы, я бы, наверное, тоже сидела и молчала…» (Смеется.)

— Как вы относитесь к собственной внешности?

— Спокойно. Я даже себе нравлюсь, довольна.

— Люба, но вы красавица, что уж скромничать! Как часто вам делают комплименты и как вы их воспринимаете?

— Очень трепетно. Мне приятно, когда говорят милые, добрые слова — особенно от души. Это всегда чувствуешь, искренне или нет. Очень вдохновляет, когда близкий человек тобой любуется: «Ты сегодня невероятно хорошо выглядишь!» — «Спасибо! — отвечаю. — Я даже и не старалась!» (Смеется.)

Платье и сумка, все – MD MAKHMUDOV DJEMAL; ободок, Alis BO & Kira Fiori Flower; серьги, Lux BrandФото: Алина Голубь; ассистент фотографа: Ксения Андрианова

— Для актрисы эффектная внешность — это дополнительный бонус?

— Наверное, да. Хотя как раз актриса может позволить себе выглядеть по-разному. Вообще, что такое эффектная внешность? Как-то я не могу к себе такое определение применить. Вот Моника Беллуччи — это эффектная женщина. А я еще нахожусь на каком-то переходном этапе, ищу себя.

— Оттачиваете на ком-то свои чары?

— Исключительно на муже.

— Муж уже давно и прочно попал под ваше обаяние. А что происходит с другими мужчинами?

— Мне кажется, я отношусь к категории «свой парень». Всегда была пацанкой, дружила и комфортно чувствовала себя с мальчишками. Во всяком случае, никто не признавался мне: «Я беззаветно влюблен в тебя с самого детства». Хотя иногда я замечаю, что кто-то проявляет ко мне повышенное внимание. Красота — это ведь субъективное восприятие, кому-то я и не нравлюсь.

— Флирт вас увлекает?

— Флиртую я тоже с мужем. У меня много друзей-мужчин, я хорошо ощущаю себя в их мире. И было бы, наверное, очень странно, если бы я вдруг ни с того ни с сего начала с ними флиртовать.

— Вообще мужчины как класс вам нравятся? Многие современные женщины жалуются, что измельчал нынче мужик.

— Может, я сейчас стану выбиваться из общего строя, но лично я верю, что не перевелись еще на Руси богатыри. Способны мужчины на подвиги и благородные поступки, могут принимать решения, вести женщину за собой. Я знаю таких молодых людей. Вот Ваня Янковский — отличный пример.

— Смотрите, муж будет ревновать.

— Мой муж — вне конкуренции. Он это прекрасно знает. Благодаря ему я и верю в настоящих благородных мужчин.

— Люба, а у вас есть маленькие женские слабости?

— Типа тортика? Мне кажется, женщина должна себя периодически баловать. Одна моя подруга — фотограф. Она таскает на себе все эти тяжести: свет, аппаратуру, то есть занимается абсолютно мужским делом. А потом, после какой-нибудь особенно сложной фотосессии, говорит: «А сейчас я хочу новое платье». И идет и покупает его. Мы, современные женщины, очень сильные, ответственные, работаем, зарабатываем, домом занимаемся и многое можем вынести. Но! Я предлагаю чаще вспоминать, что мы девочки и хотим платьице.

интервью, любовь аксенова

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.