Как Михаил Кожухов в кино снимался

Извeстный путeшeствeнник выпустил книгу, в кoтoрoй, пoмимo прoчeгo, рaсскaзaл oб aктeрскoм прoшлoм. Пoдрoбнoсти — в oтрывкe, кoтoрый публикуeт WomanHit.ru

«Oднaжды нa съeмкax нaшeй прoгрaммы в Стoкгoльмe я рeшил зaглянуть в сувeнирную лaвку. У вxoдa стояли две женщины, говорившие по-русски. «Разрешите пройти», — попросил я. Женщины уступили дорогу, дав возможность мне погрузиться в изучение ассортимента гномов, магнитов и пр. подарочной ерунды. Далее воспроизвожу дословно.

— Простите, а вы — кто-то? — подошла ко мне одна из дам.
— Все мы — кто-то, — неуверенно ответил я.
— Ааа… — она примирительно махнула рукой. — А я подумала: артист какой-то.

Михаил Кожухов написал книгуФото: материалы пресс-служб

Конечно, артист! Самой запоминающейся моей ролью в кинематографе стал эпизод второго плана в комедии Леонида Гайдая «Не может быть!». Там я появляюсь на заднем плане ровно на 2,5 секунды, замаскированный под разносчика папирос. С настоящим лотком на ремне и муляжами курева начала ХХ века. И хотя на съемках я изо всех сил олицетворял собой систему Станиславского, никто, кроме меня, опознать меня, увы, не успевает.

Фильмы Гайдая были уморительно смешными, легкими, а сам Леонид Иович запомнился мне молчаливым, себе на уме. Может, и был другим, но таким остался в памяти. Я даже и не знал тогда, что он воевал в Монголии, потом на Калининском фронте, совершил подвиг, был ранен, награжден…

А вот Нина Гребешкова в те годы была очень боевой! Почему-то именно ей выпала сомнительная честь покупать матрас на деревянной основе, к которому я потом приладил ножки, чтобы он служил мне кроватью. Почему нельзя было купить ребенку нормальную кровать, почему за матрасом пришлось ехать именно Гребешковой, даже не спрашивайте. Не помню! Помню зато, как мы зашли с ней в магазин на окраине Москвы и как, узнав ее, зашушукались продавщицы.

— Ой, а как ваша фамилия? — набралась смелости одна из них.

— Гребешкова, а ваша? — моментально ответила Нина Павловна.
— Пее. етрова, — смутившись, промычала та.
— Вот и хорошо. У вас матрасы есть?

Но я отвлекся от кино. Однажды меня пригласили на роль испанского партизана. То есть, отряд-то был нашим, сражался в немецком тылу, но боец невидимого фронта, по сценарию, был испанцем и говорил на родном языке. Меня, как знатока оного, и позвали.

— Вот, загримируйте этого для проб, — отвел меня режиссер художнице по гриму. Та смерила меня снисходительным взглядом и ответила:
— А чё его гримировать? Он и так… как партизан.

Ну, как так можно было обидеть артиста?! Между тем хорошо видно: гримеры в других странах тщательно работают с артистами, добиваясь портретного сходства со мной. Но, по-моему, удался только мастер по изготовлению мечей из «Убить Билла». Остальные не очень".

кино, книга, путешественник, стокгольм, путешествия, михаил кожухов, леонид гайдай

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.