Елена Ханга: «Ребенок и телевидение — несопоставимые вещи»

Тeлeвeдущaя рaсскaзaлa, чтo сeйчaс являeтся ee глaвным жизнeнным интeрeсoм

Eлeнa Xaнгa прoизвeлa нaстoящий фурoр нa тeлeвидeнии, кoгдa в 1997 гoду нaчaлa вeсти прoгрaмму «Прo этo». Пoтoм были «Принцип дoминo» и «Русскиe в фoртe Бaйяр». Нo в пoслeднee врeмя главные интересы Елены с телевидением не связаны. По крайне мере такое у нас сложилось впечатление после беседы.

— Елена, какие у вас сейчас отношения с телевидением?

— Сейчас я всю жизнь посвятила дочке. Занимаюсь тем, что пытаюсь сделать из нее высококлассную теннисистку. Все мое время посвящено этому: утром еду с Лизой на первую тренировку, потом физподготовка, затем школа, и вечером я везу ее на корт.

— Наверное, нелегко было отказаться от любимой работы?

— Это произошло логично. Потому что ребенок как дерево, за которым ухаживаешь, поливаешь, удобряешь. И чем лучше это делаешь, тем развесистее будет крона. Что касается моей телевизионной карьеры, то мне повезло с проектами: «Про это», «Принцип домино». Но я понимала, что дальше — стеклянный потолок. Ребенок и телевидение — несопоставимые вещи. Сделать еще одну передачу? Конечно, здорово. Но я знаю, какая это будет программа и о чем мы будем говорить. А на другой чаше весов — дочка. И сейчас самое время вкладывать в нее. Пока она маленькая — это не так принципиально. Приходили няни, которые следили за тем, чтобы ребенок был умыт, накормлен и в тепле. А сейчас, когда закладываются ценности, воспитываются амбиции, когда ты можешь говорить с ней как со взрослым человеком, — нельзя упускать такой момент. Мы вместе путешествуем. Только что прилетели с ней из Нью-Йорка. Были «на смотринах» у одного из лучших теннисистов мира Джона Макинроя.

— И что он сказал вам?

— Похвалил. Это такое счастье, не сравнимое ни с какими телевизионными рейтингами. Но я понимаю, что когда-то все это закончится. Каждому фрукту свое время. Моя дочка поступит в институт или скажет: «Мам, отстань, дай мне свободы». И когда она получит свою свободу и уедет в университет, возможно, я вернусь обратно к тому, что мне так интересно, — к телевидению.

В ток-шоу «Про это» Елена Ханга обсуждала темы, на которые в нашей стране было не принято говоритьФото: материалы пресс-служб

— Теннис можно назвать вашим семейным видом спорта?

— Да. У меня мама играла в теннис. Я дочку Елизавету-Анну назвала в честь моего тренера Анны Владимировны Дмитриевой. Дочь сейчас играет на тех же кортах, на которых когда-то занималась в ЦСКА я. Там выросли огромные ели. А я помню, как мы их сажали. И когда хулиганили, то нас заставляли их поливать. Это так приятно, когда я прихожу на те же самые корты, сижу на тех же самых скамейках…

— Если не ошибаюсь, теннисная история в семье началась с деда?

— Да, все правильно. Мой дедушка — афроамериканец. А в 20-е годы в США знаете, как было тяжело людям с темным цветом кожи. Он приехал в СССР. И хотел, чтобы мама получила то, что она не могла получить в Америке. Вы представляете, что делал состоятельный белый американец в те годы? У него был частный учитель по музыке, обязательно бонна (гувернантка. — Ред.) и игра в теннис. И когда бабушка с дедушкой приехали в 1931 году в Советский Союз, то первое, что они сделали, — наняли бонну. Очень смешно получилось. Дедушка хотел, чтобы мама хорошо говорила по-русски. А их бонна была украинской актрисой, но дедушка не отличал русский от украинского. И мама начала говорить по-украински. Потом, естественно, и по-русски прекрасно разговаривала. Мама окончила музыкальную школу с золотой медалью и очень хорошо играла в теннис (мама телеведущей, Лия Голден, родилась в Ташкенте, выступала за сборную Узбекистана и была чемпионкой. — Ред.). Моя мама то же самое проделала и со мной. В свою очередь, я сделала так же, когда у меня родилась дочка. У нас была очень хорошая няня. Мы наняли учительницу музыки, и Лиза долго «мучилась» уроками фортепиано, а с пяти лет начала играть в теннис. История повторяется.

— Перед родителями, чьи дети занимаются профессиональным спортом, встает непростой выбор: либо учеба детей, либо спорт. Вы уже задумывались по этому поводу?

— Конечно, задумывались. Есть два варианта. Первый — стать профессионалом. Каждый ребенок, занимающийся спортом, стремится побеждать, завоевывать медали и титулы. Но также нужно понимать, что это один шанс на миллион. Второй вариант: если у Лизы не получится с теннисом, то она поступит в хороший университет, где будет играть за сборную. И все деньги, которые в нее сейчас вложены — а теннис, как вы знаете, один из самых дорогих видов спорта, — хочется верить, отобьются стипендией. Как шутит мой муж: на те суммы, что мы потратили, Лиза уже пять раз окупила бы образование в Гарвардском университете.

Дочь телеведущей Елизавета-Анна с 5 лет занимается теннисомФото: материалы пресс-служб

— Как вам удается совмещать учебу и большие физические нагрузки?

— Мне кажется, все зависит от желания ребенка. Мы недооцениваем возможности детей. Мне Анна Владимировна Дмитриева рассказала чудесную историю. Как известно, она является первой российской теннисисткой, которую в 50-е годы пригласили на Уимблдонский турнир. Это была огромная честь для нашей страны. А тут учительница химии сказала, что у Дмитриевой хвосты по ее предмету. Позвонили представителю спорткомитета: «Какая химия? Она едет защищать честь нашей страны!» На что педагог ответила: «Пока она сама не сдаст, я ей просто так оценку не поставлю. А если уедет, то я ее не аттестую». И деваться было некуда. Анна Владимировна выучила весь учебник наизусть. За неделю. Все сдала и поехала. К чему я это рассказываю? Если у ребенка есть мотивация, то он вас поразит своими возможностями.

— Вашей дочери сейчас пятнадцать. Наступил такой возраст, когда хочется гулять, встречаться с друзьями…

— Гулять некогда, да и особо не хочется. Лучшая подруга дочки — гимнастка. Она вкалывает на тренировках по шесть дней в неделю. И еще хочется посмотреть новый сериал. А дочка обожает сериалы смотреть, все знает.

— А как же первая любовь? Недавно писали, что дочка Елены Ханги поражает поклонников. Это действительно так?

— Кто такое написал? Может быть, имелась в виду та чудесная история, про американского жениха? У меня в Америке живет очень хороший приятель. Когда я родила дочь, примерно в это же время у него родился сын. И он мне предложил: «Давай поженим наших детей, когда они вырастут?» Я и согласилась. Периодически он присылал мне электронные письма и фотографии сына. И мы с Лизой знали, что в далекой Америке у нас есть жених. (Смеется.) И года два-три назад звонит мне этот друг и говорит: «Пора знакомить молодых. Детям по 12 лет, им нужно увидеться». И когда мы полетели в США по своим теннисным делам, то встретились с тем приятелем и его сыном. Дети друг на друга посмотрели и поняли, что они из двух совершенно разных миров. О чем могут говорить дети? О школе. Лиза спрашивает у этого мальчика, дает ли он списывать другим ребятам. На что тот начинает возмущаться: списывать нехорошо и нечестно. Тогда Лиза задает вопрос: «А как же другу помочь?» И у них завязывается спор на эту тему. Потом они еще что-то обсуждали и не нашли точек соприкосновения. Сейчас, два года спустя, мы поехали в США и опять встретились с этой семьей, потому что папа не теряет надежды поженить детей. Сходили в ресторан. Но номер не прошел. Мальчик показался Лизе, как бы это сказать, нехулиганистым. Самое интересное, в Лос-Анджелесе сын одной нашей знакомой — хулиган. Дворовый хулиган. И они с Лизой нашли общий язык через пять минут! И я не могу понять, почему мальчик из милой интеллигентной семьи ей скучен, а хулиган из лос-анджелесского пригорода интересен… Загадочная русская душа! (Смеется.)

теннис, интервью, дочь, елена ханга

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.