Анна Бегунова и Сергей Лавыгин: «Если ребенок мешает отношениям, это очень плохо»

Aктeры, нe тaк дaвнo стaвшиe рoдитeлями, пoдeлились сeкрeтoм сeмeйнoгo счaстья в сoвмeстнoм интeрвью

Aннa Бeгунoвa и Сeргeй Лaвыгин — зaбaвнaя и трoгaтeльнaя пaрa. Иx экрaнный дуэт в «Куxнe» вызывaл дoбрoдушный смex, вeдь нaxoдчивый Сeня, тeпeрь ужe шeф-пoвaр рeстoрaнa, бoится oслушaться мaлeнькую и xрупкую жeну Мaрину. Нo в иx нaстoящeй сeмьe всe пo-другoму. Иx oтнoшeния лeгкиe, вoздушныe и при этoм oчeнь-oчeнь зeмныe. Им друг с другoм нe скучнo, и этo, нaвeрнoe, глaвный сeкрeт счaстливoй сeмeйнoй жизни.

— Aня, Сeрeжa, в этoм гoду у вaс случилoсь сoбытиe oгрoмнoй вaжнoсти — рoждeниe сынa. Кaк этo пoвлиялo нa вaс?

Aннa: С пoявлeниeм Фeдoрa мнoгoe измeнилoсь и в приoритeтax, и в нaс сaмиx. Я стaлa мягчe, тeрпимee и мудрee. Тeпeрь, кoгдa нaс спрaшивaют, ктo глaвный чeлoвeк в дoмe, увeрeннo oтвeчaeм, чтo Фeдoр.

— Сeргeй: Я сeйчaс слушaю и в oчeрeднoй рaз пoнимaю, чтo стaл знaчитeльнo сeнтимeнтaльнeй.

Aннa: Я тoжe. С пoявлeниeм рeбeнкa я нa кaждoгo млaдeнцa смoтрю с зaмирaниeм сeрдцa. И eсли рaньшe к фильмaм, в кoтoрыx зaняты дeти, былa рaвнoдушнa, тo тeпeрь у мeня стoпрoцeнтнoe сoпeрeживaниe.

— Сeрeжa, кoгдa вы узнaли, чтo у вaс будeт рeбeнoк, ни нa сeкунду нe зaдумaлись o тoм, чтo мoжнo былo бы eщe наслаждаться обществом любимой жены и радоваться беззаботной жизни?

Сергей: Я и сейчас наслаждаюсь обществом любимой жены. Если ребенок мешает отношениям, это плохо. Не зря же дитя называют «плод любви». Конечно, древо должно плодоносить. И Феденька уже искал нас. Он же нас выбрал.

— Аня, наблюдая за многими вашими коллегами, вы видите, что можно иметь не одного ребенка и быть успешной актрисой?

Анна: Конечно! К примеру, за Катей Вилковой, с которой мы вместе снимаемся в «Отеле Элеон». Кстати, она моя подруга и однокурсница, четыре года мы жили в общежитии в одной комнате. А теперь она еще и крестная нашего сына. Я убеждена, что дети никогда никому не мешают. Наоборот. Когда я смотрю передачи про больших актрис советского времени, то сочувствую им, потому что многие не имели ребенка. Это так грустно. Я понимаю, что мы взрослеем, нам уже дышат в спину, но все стало намного проще и легче.

Сергей: Удивительно, но нам повезло на этом проекте работать с друзьями. С Антоном Федотовым, который снимал четвертый, пятый и шестой сезоны «Кухни», мы дружим с семнадцати лет не разлей вода. Вместе учились в Щепке, потом поступили в Щукинское училище на режиссерский факультет. Сдали первую сессию, но работа захлестнула нас, и мы оба ушли. Но все время созваниваемся, встречаемся, ездим в гости и отдыхаем семьями. В общем, мы очень близкие люди.

В фильме «Мамочки» Сергею Лавыгину досталась роль подкаблучникаФото: материалы пресс-служб

— Сколько лет вы с Аней уже вместе?

Сергей: Три года. Не могу в это поверить. У нас уже Феденьке девять месяцев, а кажется, что один день пролетел. Вообще, время имеет свойство очень быстро идти, и чем дальше, тем сильнее ускоряется. Вот уже одноклассники присылают сообщения: «Ребята, давайте встретимся на двадцатилетие окончания школы». Как?! Я же себе кажусь еще совсем…

— Значит, так и есть. И это хорошо! Тем более когда люди остаются такими же после рождения детей…

Сергей (смеется): Это действительно очень хорошо, абсолютно согласен. Как только мы теряем детскую наивность, открытость и любопытство, перестаем удивляться — начинаем стареть. Это начало конца. Недавно в Уфе проходил первый детский фестиваль «Детям дали камеру». Ребята от восьми до шестнадцати лет, которые хотят быть журналистами, делают репортажи, берут интервью. Там было человек сто — сто пятьдесят, и они такие вопросы задавали, у них был такой живой интерес, так горели глаза… Вот этот интерес нельзя терять, не важно, сколько тебе лет. Меня поразили ребята до глубины души, их вопросы, особенно один: «Чего не стоит забывать в жизни?» У меня никогда такого не спрашивали. Или: «Было ли вам стыдно за какую-то свою роль?»

— И что вы им на этот вопрос ответили?

Сергей: Нам всем когда-то было стыдно больше или меньше за что-то. Мне кажется, что хотя бы один раз в жизни артист должен почувствовать провал. Я это на своей шкуре испытал неоднократно, и это очень полезно. Лучшее лекарство — как можно больше работать, чтобы переключить мысли. Иначе можно сойти с ума.

— Сережа, а вы помните конкретный момент, когда впервые увидели Аню?

Сергей: Конечно! Мы снимались в одном скетчкоме, я зашел в гримерный вагончик, и там сидела Аня.

— И вы были сразу сражены наповал?

Сергей: Наверное, искра у меня и проскочила при первой встрече, хотя, может быть, я не сразу себе в этом признался или понял.

Анна: Я тогда выглядела примерно вот как сейчас: без макияжа, в больших очках.

Сергей: Я помню самый первый диалог, который между нами случился.

Анна: Даже я помню. (Улыбается.)

Сергей: Как только сигнал поступил, я сказал: «Здравствуйте! По-моему, мы с вами где-то работали вместе?»

Анна: А я ответила: «Нет, вы ошибаетесь». Я была очень неприступна. (Смеется.)

В популярном сериале «Кухня» Сергей и Анна играли семейный дуэтФото: материалы пресс-служб

— И как же все закрутилось, стремительный был роман?

Анна: Не стремительный, наоборот. Мы оба очень интеллигентно подходили к этому, издалека.

— Так чем тебя все-таки зацепил Сережа, своим прекрасным юмором?

Анна: Нет, хотя Сережа шутит потрясающе, тонко, умно, и мы все время на съемках хохотали, я была потрясена его талантом. И он невероятный партнер. Он меня подкупил этим. А уже потом я увидела, что в нем есть и то, и се, что он и добрый, и заботливый. Чем больше мы общались, тем больше я видела, что мы очень похожи.

Сергей: Мы вообще не похожи, что ты придумываешь? (Улыбается.)

Анна: Конечно, у Сережи есть свой взгляд на многие вещи и своя психофизика, но все равно мы похожи.

Сергей: Ну хорошо, похожего много: мы оба Львы по гороскопу. (Смеется.) Если серьезно, мы оба любим путешествовать, ходить пешком, вкусно поесть, посмотреть хорошее кино, кошек, свою работу и много чего еще…

— Тяжело, когда один аккуратист и педант, а второму все это вообще не важно…

Сергей: А мы и в этом похожи, не сильно по поводу порядка заморачиваемся. И никто никому претензий не предъявляет и не предлагает вытереть пыль или сложить вещи. Это все такая ерунда, такие мелочи.

Анна: Но иногда ко мне приходит Золушка. (Улыбается.)

Сергей: Да, она может ее посетить, но Аня ко мне свою Золушку не отправляет. Так что на эту тему нет вообще никаких разногласий. Правда, сейчас мы оба стали более ответственны в этом отношении, потому что появился Федя — ему нужна чистота. Мы еще похожи тем, что пьем чай без сахара. (Улыбается.)

Анна: И любим простую еду, без всяких изысков.

Анна известна также как театральная актриса. В спектакле «Доходное место» у нее одна из главных ролейФото: личный архив Анны Бегуновой и Сергея Лавыгина

— И это говорит человек, столько времени проведший на ресторанной кухне!

Сергей: Если в поездке попадается интересный ресторан, нам всегда любопытно в него заглянуть. Но при этом я не гурман. Еда для меня в этом случае как поход в музей, открытие чего-то нового, расширение кругозора и опыт. Но кайф дает и самая простая еда. И мы дома готовим очень просто и по возможности полезно. Почему я настаиваю, что не гурман? Потому что на Новый год мне достаточно только салата оливье. Причем нашего, родного, с докторской колбасой.

Анна: Поэтому на Новый год у нас всегда тазик оливье.

— Тем не менее, Сережа, помните, какие новые блюда произвели на вас самое сильное впечатление?

Сергей: Их много. Я почти ни одного названия не знал до этого. И для расширения кругозора и буйабес был интересен, и телячьи щечки очень вкусные. Конечно, у меня, особенно поначалу, был живой интерес попробовать, что же это такое. А уже когда у нас случилась молекулярная кухня, о которой я слышал лишь краем уха… Теперь в ресторанах я даже могу рекомендовать что-то из названий.

— А сами мастер-класс не брали у ваших консультантов-поваров?

Сергей: Не могу похвастаться тем, что теперь стал шеф-поваром у себя дома, нет. А вот шинковать я и вправду научился мастерски.

Анна: Да, Сережа может нарезать что угодно, как угодно и в любом количестве. Делает все быстро и качественно. И это, конечно, для меня огромное подспорье на кухне.

На дне рождения режиссера Антона Федотова (на фото – в первом ряду с ребенком). Лавыгин знаком с ним еще со студенческих временФото: личный архив Анны Бегуновой и Сергея Лавыгина

— После участия в популярных сериалах вас не стали шире использовать, например, приглашать ведущими мероприятий?

Сергей: Не только меня стали использовать, но и я стал пользоваться такими возможностями. Например, недавно я вел презентацию нового меню русской кухни. Было очень любопытно и вкусно. Благодаря этому копнул целый пласт истории существования традиционной кухни, узнал много нового. У меня есть еще одно хобби — это медицина.

— Хобби? В чем это выражается?

Анна: Если я заболеваю, то звоню Сереже и спрашиваю, что мне принять. Он по симптомам всегда точно определяет, что у меня. Я говорю: «Сережа, мне надо завтра срочно к врачу!», а он: «Не надо. Аня, у тебя просто аллергия». И он оказывается прав. И диагноз хорошо ставит, и лечит.

Сергей: Мне на двадцать пять лет друзья подарили медицинскую энциклопедию, зная мое увлечение.

— Врачом не хотели стать?

Сергей: Были такие мысли, но все-таки победило другое. Хотя, конечно, на самом деле я хотел быть артистом и только артистом. Но и с интересом к медицине ничего не могу поделать, хобби.

С Сергеем Лазаревым в спектакле «Женитьба Фигаро»Фото: личный архив Анны Бегуновой и Сергея Лавыгина

— Сережа, вы не интересовались у режиссеров, почему вас часто приглашают на роли подкаблучников: и в «Кухне», и в «Отеле Элеон», и в «Мамочках»?

Сергей: Не спрашивал. Но во мне это не вызывает чувства протеста. Наоборот, мне любопытно исследовать такие темы. И эти персонажи мне интересны, в том числе тем, что они оказываются в остро комедийных ситуациях.

— Аня, Сережу нельзя назвать подкаблучником?

Анна: Нет, скорее я нахожусь под его сапогом. Но это прекрасный сапожок, с ортопедической подошвой, который мне очень подходит.

— Вы даете друг другу профессиональные советы?

Сергей: Совет хорош, когда его спрашивают. А без спроса лезть с советами — дело неправильное. Я бесконечно атакую Аню вопросами, что надеть, в чем пойти куда-то, потому что у нее прекрасный вкус, а я напрочь лишен этого таланта.

— Аня, ты достаточно много играешь на сцене, в Театре им. Пушкина…

Анна: Мне в этом театре очень хорошо. У нас потрясающая труппа, замечательный художественный руководитель — Евгений Александрович Писарев. Здесь все такое домашнее, родное, и мне помогают партнеры — мои коллеги, которые знают меня хорошо, а в кино, в антрепризах я сама себя проверяю. И это тоже мне интересно.

— Твоя сериальная героиня Марина невероятно ревнива. А ты?

Анна: У нас этого вообще нет.

Сергей: Не живет ревность с нами, не хватает ей квадратных метров нашей души.

Анна: Даже когда мне говорят: «Сережа играет в „Мамочках“ с другой актрисой, он там…», а я смотрю, что Сережа потрясающе играет, мне это доставляет удовольствие. Я даже не вижу, что это мой муж, просто смотрю интересный сериал.

— Сережа, а ты на Аню когда-нибудь так же смотришь, забывая, что это жена?

Сергей: Мне кажется, что Аня преувеличивает. Это еще одно ее невероятно положительное качество — она меня очень сильно поддерживает. И насколько Аня меня поддерживает, настолько я от этого и расту.

— Так и Наполеон был Наполеоном во многом потому, что рядом была такая Жозефина.

Сергей: Вот и я об этом. Дома мне всегда говорят, что я лучше всех.

Одна из ранних работ. Сергей в спектакле «Дракон» на сцене театрального училища им.ЩепкинаФото: личный архив Анны Бегуновой и Сергея Лавыгина

— Сережа, а родители вас так же растили?

Сергей: Да, мама и папа всегда меня поддерживают с самого детства. А Аня в день премьеры или какой-то другой, ответственный всегда присылает эсэмэску: «Ты лучше всех! Все будет отлично!» Я читаю и думаю: «Если она меня знает как облупленного и говорит, что я лучше всех, значит, так и есть». И это мне придает сил, даже если потом кто-то говорит: «Плохо». Ну, не понравилось кому-то, и ладно. А у меня-то написано, что я лучше всех. (Смеется.) Так что это моя защита, мой бронежилет.

— Как вам кажется, по сравнению с периодом распушивания хвоста вы не стали меньше смеяться друг с другом?

Сергей: Нет, что вы, мы регулярно хохочем. Мы и много разговариваем до сих пор.

Анна: И даже когда Сережа приходит очень поздно после съемок, я его дожидаюсь, и ужин не ужин, но обсуждение дня бывает всегда. Как все прошло, у кого какие новости, а за этим и шутки могут проскочить.

Сергей: Вечернее подведение итогов дня у нас константа. И оно может быть с юмористическим уклоном, драматическим, трагическим. Все зависит от того, как прошел день.

— Вы называете друг друга какими-то ласковыми именами?

Сергей: Нет. Сережа и Аня, Нюра. Никаких зайчиков, котиков нет.

— Чем вы в Ане восторгаетесь?

Сергей: У психологов есть такой тренинг: напиши двадцать положительных черт своей половинки. В одно не вместишь двадцать.

Анна: Про талант я уже сказала. Еще мне нравится, что Сережа ответственный, и главное — настоящий. Он человек, который никогда не пойдет по головам, никогда не сделает кому-то плохо.

Сергей: Я сейчас плакать буду. Я же говорю, что стал сентиментальным. Аня просто ставит в тупик такими эпитетами. Приятно, конечно, сразу начинаешь о себе хорошо думать. Добавлю про первую встречу. Я думаю, что это было связано с какой-то душевной химией. В воздухе, видимо, летала некая молекула, я ее вдохнул, когда зашел в вагончик. Какая-то любовная экстрасистола проскочила. Когда человек очень нравится, начинаешь волноваться и пытаться делать вид, что тебе эта особа безразлична. Может быть, я и шутить активно начал, потому что хотел отшутиться и закрыться, и от этого нам стало еще лучше. Мы обедали каждый раз вместе. И я понял, что Аня абсолютно бесстрашная. И она не боится промаха. Иногда ее лучше даже не останавливать, а дать попробовать, пусть сама лоб расшибет. Она бросается во что-то, и от этого становится сильнее.

Анна: Да, я бросаюсь и не говорю себе: «Зачем я пошла?!» Именно так два года тому назад я ринулась в «Ледниковый период». Правда, это было до рождения Федора. Сейчас, может быть, я уже не настолько экстремальна.

Анна на прогулке с сыном ФедоромФото: личный архив Анны Бегуновой и Сергея Лавыгина

— Сережа, вы благословили Аню на «Ледниковый»?

Сергей: А как не отпустить? Сиди дома, никуда не ходи? Но туда, где опасно, Аня и сама не пошла бы. Насколько я знаю, она с парашютом не прыгала. И я бы не прыгал. Мы и в этом смысле похожи. Я вообще не люблю экстремальные виды спорта, несмотря на то, что мне нравится активный отдых.

— Сама всегда удивляюсь, зачем артистам такой экстрим? Его и так, по-моему, у вас хватает…

Сергей: Знаете, премьера спектакля — достаточно экстремальное приключение, это, по сути, прыжок с парашютом, мне хватает адреналина, больше не надо. Но согласиться на «Ледниковый период», ни разу в жизни не стояв на коньках, на мой взгляд, было мощной авантюрой. А ведь она артистка, и лед не мягкая подушка. И у Ани вообще не было времени на подготовку, на раскатку. Когда я мог, присутствовал на трибуне и всегда очень волновался. Артистки, как правило, очень любят играть героинь, быть красивыми. Очень мало тех, кто обладают талантом клоуна. Клоунаду я воспринимаю как верх актерского мастерства. И у Ани есть такое качест-во. И это, я считаю, опять же имеет отношение к бесстрашию, для эксцентрики надо быть таким. У нее есть и еще одна способность. Как в «Пятом элементе» был самосовершенствующийся организм, так и Аня умеет не застревать на одной ступени, а делать выводы и идти вперед, эволюционировать. С рождением Феди она из девчонки превратилась в заботливую маму. Женские и материнские инстинкты в ней просто расцвели!

— Вы, кажется, не расписывались? Это не важно для вас обоих?

Сергей: Мы пронеслись мимо этого события, как «Боинг 747», и сразу стали семьей.

— Аня, а ты в юности не мечтала о свадьбе, о красивом платье?

Анна: Сколько у меня было свадеб на сцене и в кино! И я даже не думаю об этом, просто знаю, что Сережа мой муж и мы семья.

семья, интервью, кухня, анна бегунова, сергей лавыгин

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.