Анастасия Панина: «Я боялась, что у нас просто служебный роман»

Aктрисa и ee муж Влaдимир Жeрeбцoв рaсскaзaли o свoeм извилистoм пути к счaстью

Истoрию свoиx oтнoшeний Aнaстaсия Пaнинa и Влaдимир Жeрeбцoв, смeясь, нaзывaют мнoгoaктнoй пьeсoй. A Тeaтр им. Пушкинa, в кoтoрoм oни oбa служaт, стaл для ниx судьбoнoсным. Чтo стaлo тoчкoй oтсчeтa иx любви — бeзмoлвныe свидaния нa сцeнe, кoгдa oн ужe был Рoмeo, a oнa игрaлa в мaссoвкe, случaйнaя встрeчa нa Твeрскoм бульвaрe или рoли влюблeнныx в спeктaклe «Пули нa Брoдвee»? Глaвнoe, чтo Купидoн выпустил свoю стрeлу, a фoртунa пoслe всex пeрипeтий пoдaрилa им «Письмo счaстья», сoбствeннo, с которого все и началось по-настоящему.

— Володя, Настя, в последнее время я только и слышу, что вы оба на съемках в другом городе, причем чаще и не пересекаясь. Насколько для вас это сложно морально?

Владимир: Иногда пересекаемся. Недавно был смешной случай — Настя вылетала оттуда, а я, наоборот, только прилетел.

Анастасия: Да, меня проводили наши друзья, я была на втором этаже аэропорта, они спустились вниз и увидели Володю. Нас разделял пограничный контроль. Мы разговаривали по телефону, находясь в одном здании. Стараемся жить в одной гостинице, чтобы хоть вечером встречаться. Иногда удается погулять. Мы почти все время живем в таком режиме. Я считаю, что артистам нельзя отказываться от работы. Я ходила беременной на пробы и снималась беременной, это нормально.

— А как дочь Саша переносит эти постоянные отъезды и разлуку с вами?

Владимир: Конечно, она скучает, ждет нас с нетерпением. Но она сама уже живет в достаточно активном ритме. И нас же не месяцами не видит. Дня три-четыре кого-то из нас она все-таки наблюдает (улыбается), плюс современное развитие связи, особенно видео, сглаживает моменты расставания.

Анастасия: Саша стоически переносит наше отсутствие. Она взрослая в этом смысле. И у нее сильный характер, она не нытик, несмотря на свои шесть с половиной лет. И ей действительно некогда скучать. Она увлечена занятиями в хореографической школе, в группе есть подружки из детского сада, и у них там своя атмосфера сложилась.

— Сейчас у вас обоих карьера успешно развивается, оба много снимаетесь и в театре играете главные роли. Но никогда ли не было ревности к успеху второго, конкуренции в этом смысле?

Владимир: У нас все одинаково развивается.

Анастасия: Нет, Володь, ты более известный, больше работаешь, не скромничай. Но никакой ревности я никогда не испытывала. Не знаю, если бы я сидела три года без работы, то может быть… Хотя вряд ли такое могло быть. Я обязательно бы что-то инициировала. К тому же у нас есть театр — прекрасный, любимый, наш второй дом.

В популярном сериале «Физрук» Анастасия Панина сыграла учительницу литературыФото: материалы пресс-служб

— Вы занимаетесь одной профессией, а сходитесь ли в ваших увлечениях? Настя, ты ведь занималась гимнастикой, а ты, Володя, — боевыми искусствами, карате…

Владимир: С этим уже закончено. Год назад я получил травму ноги: играл в футбол за театр. Так что теперь перешел на тренерскую должность (улыбается), не позволяю себе никаких рискованных экспериментов.

Анастасия: А я три года назад на коньках упала, был частичный разрыв связки. Так что теперь мы не можем ни на лыжах, ни на коньках кататься. Мы оба любим путешествовать. Правда, Володю много лет пришлось уговаривать куда-то поехать, только сейчас ему это стало нравиться. Володя первый раз оказался за границей, в Египте, уже со мной. И море он впервые увидел в двадцать лет.

Владимир: Да, я увидел море, поехав на съемки. В семье были другие интересы, у меня есть старшая сестра, родители дачу строили, у нас пожилые дедушка и бабушка. Мы отдыхали на даче. А в институте уже куда-то ездили с друзьями, но большую часть лета все равно проводили в Москве, пытались подработать где-то.

Анастасия: Я Володе даже завидую, представляю, что было бы со мной, если бы я увидела море взрослой! Я и в детстве сошла с ума от этого, ждала лета как манны небесной. Мы на месяц или два всегда уезжали на море. И меня моя компания ждала.

— Глядя на вас, сложно представить себе серьезные конфликты или ссоры. Но, с другой стороны, вы живые и совсем не похожи на сладкую парочку.

Владимир: Да, мы не сладкая парочка! У нас все очень остро. (Смеется.) А как же? Если надо решить какой-то вопрос, то его же надо решить. И это не всегда сразу получается.

Анастасия: Если люди не ссорятся, значит, они друг к другу ничего не чувствуют. Но бытовых разногласий у нас нет. Ссоры происходят из-за нюансов наших отношений. Меня может не устроить тон Володи, что-то еще в этом роде. Бывает, что, прежде чем поговорить и выяснить все, это решается через ор, мы же вспыльчивые люди, у нас подвижная психика. (Улыбается.)

— А кто более вспыльчивый?

Владимир: Настя.

Анастасия: Нет, ты что?! Ты более вспыльчивый. Я, может, могу сказать лишнего, но заводишь всех ты, Володь. (Смеется.) А дальше меня уже несет. (Смеется.) Но я умею сама себя останавливать. Я настоящий Козерог, пока гиря до пола не дойдет, сдерживаюсь. Зато потом меня срывает. Но я отходчивая.

Владимир: Да, как правило, через полчаса у нас уже все тихо и спокойно, как будто ничего и не было, никаких боев местного значения.

— Бывает, люди днями не разговаривают…

Анастасия: Признаюсь, такое тоже было. (Смеется.) Я могу в себе обиды носить. Но я же женщина.

— Володя, а что ты делаешь в таких ситуациях?

Владимир: Подлизываюсь, конечно. (Смеется.)

Анастасия: Цветы, ласковые слова, подарочки. Я очень люблю цветы. Володя знает это. И если вдруг что, я сразу: «Где мой букет?». Но он молодец в этом смысле, балует меня своим вниманием.

Спектакль «Пули над Брод-веем», в котором играли Владимир и Анастасия, стал «одним из актов» их романаФото: личный архив Анастасии Паниной и Владимира Жеребцова

— Вы делаете сейчас подарки друг другу, и это сюрпризы или нет?

Анастасия: Мы можем спросить друг друга, допустим, перед 23 февраля или 8 марта, о желаниях и пойти вместе выбрать подарок. А вот на Новый год или на день рождения предпочитаем делать сюрпризы. Можно выяснить что-то загодя, месяца за два, чтобы потом все забылось. А идти вместе в магазин, к примеру, в мой день рождения и покупать платье, это нехорошо, по-моему. Так не должно быть. Что ты смеешься, Володь? Потому что я попросила у тебя «Айфон» на день рождения? Но мы же не покупали его вместе, ты сам выбирал, это не совсем то. (Владимир хохочет.)

Анастасия: Зато я тебе сюрприз сделала на Новый год. Ты даже не ожидал такого.

Владимир: Конечно! (Улыбается.) У меня был в этом году самый замечательный подарок, просто мечта. Один из самых неожиданных, которые я когда-либо получал. Это караоке.

Анастасия: Володя любит и умеет петь. И как-то он обмолвился, что хотел бы иметь караоке дома. Я подумала: «Вот оно». Теперь они с Сашей могут дома петь, только нужно еще второй микрофон купить.

— Вы помните, когда впервые увидели друг друга?

Владимир: Конечно, это была встреча на Тверском бульваре. Настя была в черном плаще, белой рубашке и джинсах-клеш. Она шла в театр, а я из него.

Анастасия: И прямо на углу мы пересеклись. Мы уже знали друг друга, знали, что работаем вместе.

Владимир: Но тут впервые заговорили. Настя сказала, что она будет репетировать в «Пулях над Бродвеем», и мы разошлись.

— Тогда у кого-то что-то шевельнулось внутри?

Владимир: Если это до сих пор помнится, то, наверное, да.

Анастасия: Мы хороводили друг друга долго. Когда я пришла в массовку, ты же меня цеплял глазами, было такое? А я помню Володину белую футболочку, обратила внимание, когда стояла в кулисах. Я тогда еще не была в труппе театра, училась у Романа Ефимовича Козака. А Володя уже играл Ромео. Лишь через несколько лет мы встретились в «Пулях над Бродвеем», где играли влюбленных.

— В сериале ТНТ «Физрук» вы тоже играли влюбленную пару. Как вам вместе на съемочной площадке?

Владимир: Это был наш первый с Настей совместный опыт в кино, поэтому я безумно волновался, она тоже, но нам было очень интересно, даже прекрасно. И хотелось бы такое повторить.

— Настя, а как Володя ухаживал за тобой?

Анастасия: Володя умеет придумывать сюрпризы, и потому ухаживал он круто. Цветы в театр мне приносили инкогнито. И сколько подарков он делал! Я уезжала отдыхать с мамой и племянницей, и Володя привез мне красивую пляжную сумку, набитую всем, что может понадобиться на море. Там лежали всевозможные кремы и лосьоны от загара, для загара. Володь, я все помню. А какие подарки он на дни рождения делал!

Владимир: Старался понравиться.

В первый раз Владимир оказался на отдыхе за границей благодаря женеФото: личный архив Анастасии Паниной и Владимира Жеребцова

— Однако, начав общаться, вы потом расстались на год. Что произошло?

Анастасия: Ничего. Просто я, наверное, испугалась. Я видела, что к отношениям на работе, в театре многие относятся очень легко, боялась, что это просто служебный роман. Я понимала, что Володя красивый, популярный молодой человек, на него обращают внимание женщины, и он на них. (Смеется.) Возможно, меня это не очень устраивало. Поэтому мне нужно было все отодвинуть и проверить свои чувства прежде всего.

— Сложно было второй раз входить в ту же воду?

Владимир: Нелегко. Одно дело, когда мы общались каждый день, а другое, когда возник такой разрыв.

Анастасия: Мне кажется, нам нужно было пройти через это, чтобы потом что-то серьезное произошло. И когда все началось по второму кругу, мы уже говорили и о других вещах, даже о детях. Нас опять свел спектакль. Мы начали репетировать… «Письмо счастья». Увиделись, и чувства всколыхнулись.

Владимир: Я был абсолютно уверен в том, что у нас все будет хорошо. И я уже знал, что у Насти есть характер и своя позиция.

— Когда роман все-таки завертелся, а может быть, вы даже стали жить вместе, открылись какие-то сюрпризы в каждом?

Анастасия: Да нет, пожалуй. И особенной бытовой притирки у нас не было. Когда мы начали жить вместе, я уже ребенка ждала, мы затеяли ремонт. Потом я родила Сашу, какая уже притирка? А Володя в это время очень плотно снимался, утром уходил и поздно вечером возвращался. И мы сидели на кухне, разговаривали, обсуждали, как у кого прошел день, до глубокой ночи.

— Беременность никого из вас не испугала? Ведь вы даже вместе еще не жили, не насладились этим…

Анастасия: Мы этот путь прошли со всеми перипетиями: романом, расставанием и возвращением. И решили, что, раз так произошло, надо серьезно к этому отнестись и строить семью.

Владимир: Нам было уже по двадцать семь лет. Мы были адекватными взрослыми людьми к тому моменту.

— Володя, знаю, что ты присутствовал на родах. Не боялся?

— Этот кусок жизни у меня просто вырван из памяти. Начисто. Произошло отключение. (Смеется.) Причем я вроде бы не нервничал, но это была такая стрессовая ситуация, что я даже не помню, где переоделся, как зашел в родильное отделение. Слава богу, все произошло быстро и легко. Главное ощущение: это было чудо.

Дочери Саше шесть лет, она девочка с характером и стоически переносит частые отъезды родителейФото: личный архив Анастасии Паниной и Владимира Жеребцова

— У вас бывают разногласия в воспитании Саши?

Владимир: Случаются, конечно. Скорее всего, из-за вопросов дисциплины. В этом вопросе я жесток.

Анастасия: На мой взгляд, это перебор. А Володя считает, что это я слишком мягкая.

— А как же ласка, тем более, у вас дочка? Папы с ними обычно тают…

Владимир: Конечно. Без ласки и нежности никуда. Все чередуется. Мы Сашу очень любим и нежность проявляем, и считаемся с ее мнением. Но если надо применить строгость, то я беру это на себя.

Анастасия: Папа — первый мужчина в жизни девочки, это накладывает огромнейший отпечаток на всю ее дальнейшую судьбу. Поэтому я, как наседка, прошу быть с ней мягче и чаще восхищаться дочкой, говорить, что она самая лучшая, чтобы она была принцессой в глазах мужчины. Ответственность за будущую жизнь дочки, на мой взгляд, лежит больше на папе, чем на маме. У них с Володей хорошие отношения, но мне кажется, что они могут дружить еще теснее.

— Володя, а вы куда-то ходите вдвоем с Сашей?

Владимир: Конечно. В музей и в планетарий, и в театр — она любит это. Всегда обсуждаем, что ей понравилось, что нет. Еще у нас есть традиция — куда бы ни поехали, обязательно посещаем зоопарк. Мы уже обошли со всех сторон Пражский зоопарк и зоопарк на Кипре. И у нас еще полно новых неизведанных мест.

— А дисциплина — это что: вовремя лечь спать, сделать уроки?

Владимир: Спать — да, за собой убирать. Не забывать, что у дочери существует зона своей ответственности. Это не значит, что ее постоянно по этому поводу пилят. Но она должна убирать свои игрушки, книжки, одеваться сама и следить за своими вещами, класть их на место.

Анастасия: А я считаю, что она уже даже не человечек, а человек, к которому нужен подход. У нее свои сформировавшиеся принципы и взгляды. Если с ней говорить мягко и по-доброму, объяснять что-то, она многое сделает с удовольствием, а иногда не хочет делать что-то именно из-за противостояния. И это нормально для ребенка. Поэтому нужно находить ниточки, за которые дергать. Она и посуду зачастую с удовольствием моет, хотя у нас есть посудомоечная машина. Главное — ребенок должен знать, что дома он может делать все что угодно и что он может рассказать родителям все.

— Саша открыта с вами?

Анастасия: Да, она многое нам рассказывает. Например, поделилась тем, что ей учительница не понравилась, как-то не так на нее посмотрела. Но уже через неделю все было нормально, дочь сказала, что они дружат. Кстати, она сама все разрулила, поняла, как найти подход к учительнице.

— Вам, я вижу, хочется все время дочку радовать подарками: игрушками, одеждой, гаджетами. Но ведь дети могут от пресыщения переставать замечать это.

Владимир: Конечно, мы постоянно радуем дочь какими-то сюрпризами, мелочами. Но я серьезный папа. К примеру, могу объяснить Саше в магазине, что эту вещь мы не купим, потому что сегодня не праздник и ничего космического она не сделала. А минутная радость и быстрое остывание от какого-то подарка у всех детей бывает. Они могут играть, радоваться, а потом по телевизору увидеть новый гаджет или игрушку и захотеть именно ее. Сейчас время такое, столько всего, что перестаешь ценить какие-то вещички. А мы смотрим на конструктор «Лего» и понимаем, что если бы у нас был хотя бы один его набор в детстве, это было бы неимоверное счастье.

Анастасия: Саша радуется подаркам, но у нас существует система наказаний в пользовании гаджетами. Что-то не так сделала — они отнимаются и прячутся до тех пор, пока ситуация не изменится. И «Айпад» спрятан уже полгода за определенную провинность. Если ей нужно сделать уроки, то телевизор выключается, а потом можно продолжить его смотреть.

— Вы все время говорите о ваших совместных поездках с дочкой. А бывает ли у вас романтический отдых вдвоем?

Анастасия: Нет. Может быть, мы еще до этого не дошли. Когда у нас возникнет такая надобность, мы себе отказывать не будем. Но дочь нам совершенно не помеха, потому что с нами ездит еще и моя мама. Мы можем Сашу с ней оставить и пойти в ресторан вечером.

Панина и Жеребцов часто путешествуют вместе с дочерью и мамой актрисыФото: личный архив Анастасии Паниной и Владимира Жеребцова

— Вы помните, как проходили ваши знакомства с родителями?

Анастасия: Конечно! Володя сразу понравился моей маме. Я смотрела на нее с удивлением, когда она ему говорила: «Володечка, наденьте, пожалуйста, шерстяные носочки». Было холодно и очень дуло по полу, но все равно это высший пилотаж для нее. (Смеется.) У меня мама настоящая сибирячка, довольно скуповата на эмоции и внешние проявления любви. Нас строго воспитывала, а здесь вдруг… такая забота.

Владимир: А мне было очень приятно. Я волновался. И тут сразу как-то успокоился. А еще Настина мама очень вкусно готовит, по-домашнему. И это тоже сыграло свою роль. Я с аппетитом ел, и маме это нравилось. (Улыбается.) У меня тоже строгие родители. Никаких поблажек нам никогда не делали. Хотя я чувствовал мамину любовь, иногда она и обнять, и поцеловать могла, но лишний раз не хвалила. А с сестрой она еще более строгой была.

Анастасия: Но мы все равно дети любви. Наши родители светлые люди. Мы из простых семей. Ни нам, ни им никто ничего на блюдце не приносил. Я помню, очень волновалась перед знакомством с Володиными родителями, но его мама была вполне лояльна, мы нормально пообщались. А с папой у нас сразу возникла любовь. (Улыбается.) Знаю, что когда Володя показал ему мою фотографию, он сказал ему: «Ох, Настька какая у тебя!».

— Вы живете отдельно от родителей?

Анастасия: Да, дом мамы находится на соседней улице с нами. И если мы куда-то уезжаем, то Саша идет к ней. Вместе с родителями, наверное, я бы не смогла жить, даже в большом доме.

Владимир: Любовь измеряется километрами. (Смеется.)

— Вы сходитесь в банальных, но важных привычках: сова — жаворонок, теплолюбивость и холодоустойчивость, пунктуальность и ее отсутствие? Из-за этого тоже могут происходить стычки…

Анастасия: Мы в этом частично отличаемся. Я мерзлячка, а Володя любит, чтобы похолоднее было. Но оба считаем, что необходмо проветривать квартиру. А вот на отдыхе мне нужно тепло и солнце. Володя же залезет в любое море, какая бы температура ни была. Муж — жаворонок, а я сова. Но даже если Володя встал, он мне говорит: «Лежебочься». Если есть возможность, почему бы часик не поваляться? Володя же, если проснулся, то сразу встал и побежал куда-то. А вот в вопросах пунктуальности мы с ним очень похожи. Мы дисциплинированны и не любим опаздывать.

Владимир: Есть люди, которые в аэропорт приезжают впритык, при этом спокойно себя чувствуют. А я всегда думаю: «Ну мало ли что?» Зачем лишний раз нервничать, могут быть пробки, очереди там.

Анастасия: А вообще нам повезло — у нас больше точек соприкосновения, чем противоречий.

семья, интервью, история любви, владимир жеребцов, анастасия панина

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.